Круизы частным лицам:
звонок из Москвы: 8-495-150-02-66
бесплатно по России: 8-800-555-05-05
Круизы агентствам: 8-495-150-02-88
сегодня уже не работаем, завтра — с 10:00
Быстрый поиск круиза:
Клуб туристов «ВодоходЪ»Cкидка для физических лиц при бронировании и оплате через интернет-магазин

«На нас равняются многие!»20.07.18

«ВодоходЪ» публикует интервью с Директором по безопасности судоходства Алексеем Юрьевичем Царёвым и Начальником отдела транспортной безопасности Алексеем Николаевичем Аладьиным – о порядке проведения учебных тревог, системе отбора и обучения персонала, несовершенстве федеральных законов и мерах по предотвращению актов незаконного вмешательства.

Алексей Николаевич Аладьин
Начальник отдела транспортной безопасности

Алексей Николаевич, расскажите, пожалуйста, об учебных тревогах: в период навигации они проводятся один раз? Или же существует какая-то система?

Согласно требованиям законодательства по транспортной безопасности, судно обязано проводить подобные учения минимум два раза в сезон в том случае, если навигация короче 9 месяцев, либо если экипаж единовременно сменился более чем на 25%. На одном из таких учений я обязательно присутствую: даю советы, корректирую действия экипажа во время тревог.

В законодательстве определено 9 видов угроз. Самая распространенная – угроза взрыва. Ее мы отрабатываем особенно тщательно, так как в нынешний век такое встречается довольно часто: либо найден подозрительный предмет, либо поступает анонимный звонок… Транспорт – очень важная и уязвимая часть инфраструктуры, поэтому на обеспечение безопасности в данной области делается большой акцент.

Тревоги, которые мы проводим, называются совместными и проходят в режиме «судно-берег» с участием оперативного штаба во главе с ответственным лицом компании Алексеем Юрьевичем Царёвым. Ну а я, как непосредственный исполнитель, курирую данный вид тревоги уже на месте – транспортном средстве.

Опишите, пожалуйста, как проходят эти тревоги. Вы приходите на судно, никого не предупреждая, кроме капитана?

Да, совершенно верно. Все начинается с трапа. Сперва я проверяю пропускной режим: попросили ли предъявить пропуск, удостоверение личности. После этого мы оставляем на территории теплохода 1-2 подозрительных предмета, и капитан объявляет общесудовую тревогу. На каждом судне существуют досмотровые группы – как правило, их 5: по одной на каждую палубу и одна – на машинное отделение. Эти группы во главе с вахтенными начальниками начинают досмотр всех помещений судна. При обнаружении подозрительного предмета капитан объявляет, что на судне запрещается пользоваться любыми средствами радиосвязи, т.к. они могут служить детонатором. Вся связь осуществляется через связных. После оцепления района, в котором был найден подозрительный предмет, досмотровые группы докладывают об этом капитану. А капитан, в свою очередь, делает объявление по судовой трансляции и ставит в известность аварийный штаб компании и диспетчера для оповещения спецслужб. В рамках учебных тревог спецслужбы к нам выезжают условно. Также при обнаружении подозрительного предмета капитан дает команду в машинное отделение подготовить все механизмы к отходу теплохода на рейд.

А что теплоход делает на рейде?

До отправления на рейд происходит эвакуация пассажиров и незадействованных членов экипажа. Остаются только те, кто должен будет обеспечить отход судна и его подход обратно к берегу. Если подозрительные предметы не обнаружены, эвакуация может и не потребоваться. Но в случае реальной угрозы, когда поступает анонимный звонок или находят подозрительный предмет, мы тут же всех эвакуируем. Когда эвакуация заершена, а место обнаружения подозрительного предмета оцеплено, экипаж докладывает об этом аварийному штабу и диспетчерскому аппарату и ждет условного разминирования. После полного досмотра судна вся команда собирается в конференц-зале или на солнечной палубе, и капитан проводит разбор действий экипажа, дает практические рекомендации, отвечает на вопросы.

А если есть какие-то ошибки?

Если есть ошибки, вносятся корректировки и даются рекомендации, чтобы в дальнейшем такого не повторилось. Но, могу заявить смело, члены экипажей «Водохода» – высококвалифицированные профессионалы своего дела. Мы проводим учебные тревоги ежегодно на всех судах, и люди уже знают, что это такое и как нужно действовать. Все происходит очень профессионально.

А проводятся ли подобные учебные тревоги с участием спецслужб?

Да, не менее двух раз в сезон мы проводим учения совместно с федеральными органами исполнительной власти: согласуем проведение тревог с федеральной службой безопасности, министерством внутренних дел, ФБУ АРБ, Ространснадзором. Представители этих ведомств активно участвуют в процессе, дают практические рекомендации и, как правило, остаются довольны нашими действиями. В наше время нередки всяческие угрозы и провокации, и грамотные действия по обеспечению безопасности очень важны.

А представители спецслужб самостоятельно прячут на судне муляжи взрывных устройств?

Передвигаются по судну они не самостоятельно, а в сопровождении сил обеспечения транспортной безопасности: мы все обговариваем заранее и затем вместе оставляем подозрительный предмет в каком-то определенном месте. ФСБ использует официальные сертифицированные муляжи взрывных устройств. Совместные учения проходят на очень серьезном уровне, после них составляются совместные протоколы.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о радиосвязи. Получается, вы ей совсем не пользуетесь?

Радиосвязь активно используется на любом виде транспорта, но в случае выявления подозрительного предмета есть рекомендации по ее неиспользованию, т.к. предполагаемое взрывное устройство может детонировать. Это предельно ясный момент для всех техников, ведь многие взрывные устройства реагируют именно на радиоволны.

Как же тогда сообщить всему судну о предполагаемой угрозе?

Существует внутрисудовая связь, которая не является радиопередающей: она не имеет передатчика, на который реагируют взрывные устройства. Они реагируют на излучение радиоволн, а внутрисудовая связь – это проводная аналоговая связь. С ее помощью капитан и объявляет режим радиотишины.

Радиосвязь в таких случаях выключается? Могут же быть и входящие вызовы…

Естественно. Капитан дает команду отключить все средства радиосвязи. Радиоспециалисты, в свою очередь, отключают сеть Wi-Fi, которая также имеет свойства передающих волн.

Во время проведения учебных тревог где находитесь Вы как начальник отдела транспортной безопасности? Каким образом следите за тем, что происходит?

Как правило, я нахожусь на главном командном пункте – это рулевая рубка судна. Моя основная задача – скорректировать действия капитана как лица, ответственного за обеспечение транспортной безопасности. Большая часть рекомендаций адресована именно ему. Кроме того, я выхожу на палубу и наблюдаю за действиями команды, прохожу по теплоходу, проверяю, как экипаж проводит досмотр. Разумеется, мы активно обсуждаем ход учений с капитаном и по необходимости корректируем действия команды. Проведение тревоги фиксируется в судовом журнале.

Выключается ли система видеонаблюдения в момент угрозы?

Нет, не выключается: она является «глазами» главного командного пункта. При наличии угрозы технический специалист анализирует данные с камер и докладывает капитану, что происходит на судне. Действия капитана, безусловно, важны, но основная сила обеспечения транспортной безопасности – судовой экипаж. Вернее, его часть, прошедшая специальное обучение и аттестованная специализированным органом, назначенным Федеральным агентством морского и речного транспорта – Службой морской безопасности. Таким образом, хотелось бы подчеркнуть, что наши экипажи имеют право проводить досмотр, управлять инженерно-техническими средствами и осуществлять другие функции в рамках обеспечения транспортной безопасности. Более того, они входят в состав подразделения транспортной безопасности «Фиорд», оказывающего услуги по защите судов от актов незаконного вмешательства. Иначе говоря, речь идет о противодействии терроризму.

Какую функцию в данном случае выполняет Алексей Юрьевич Царёв?

Алексей Юрьевич является моим руководителем и заместителем руководителя аварийного штаба компании. В случае возникновения каких-либо угроз он собирает членов аварийного штаба для совместного принятия ответственных решений и взаимодействия с другими транспортными средствами и объектами, задействованными во внештатной ситуации. Таким образом, он выполняет функции оперативного руководителя, который всегда в курсе ситуации и помогает с принятием важных решений. На плечах капитана – огромная ответственность по быстрому реагированию, а дальнейший алгоритм действий помогает выстроить Алексей Юрьевич. Ну и я, разумеется, принимаю в этом процессе самое активное участие – оповещаю об угрозе федеральные органы исполнительной власти и принимаю другие оперативные меры.

Расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь в межсезонье?

В зимний период мы не осуществляем перевозку пассажиров, и суда встают в пункты отстоя – затоны. Несколько человек назначаются ответственными за обеспечение транспортной безопасности в затонах – следят, чтобы на территории не было посторонних, совершают периодические обходы судов со своими помощниками. Как правило, это члены экипажа во главе с капитанами, ответственными за безопасный отстой судна.

Проводятся ли в это время учебные тревоги? Приезжают ли с проверкой какие-либо специализированные комиссии из других органов – ФСБ, например?

Тревоги проводятся только в период эксплуатации. Зимой мы проводим учения по борьбе с пожаром и водой, т.е. с теми угрозами, которые могут возникнуть именно в данный период. Кроме того, зимой мы активно обучаем судоводительский состав и других сотрудников, ответственных за обеспечение транспортной безопасности. Собираемся вместе, делимся опытом, обсуждаем важные рабочие моменты, вносим предложения по изменению внутренних организационных документов, чтобы в дальнейшем оптимизировать процесс работы. Также в этот период мы формулируем предложения по внесению изменений в нормативно-правовые акты. Анализируя практические моменты нашей работы, мы нередко предлагаем действительно кардинальные изменения, касающиеся транспортного законодательства. И к нам прислушиваются – считают «ВодоходЪ» неким стержнем, надежным партнером, с которым всегда можно посоветоваться. Скажу смело: на нас равняются многие!



Алексей Юрьевич Царёв
Директор по безопасности судоходства

Алексей Юрьевич, мы поговорили об учебных тревогах с Алексеем Николаевичем Аладьиным и выяснили, что нужно делать, если угроза безопасности возникла во время круиза. А какие действия нужно предпринять, чтобы подобной ситуации не возникло в принципе?

Для того чтобы минимизировать риски, необходимо привлечь подразделение транспортной безопасности, имеющее аккредитацию Федерального агентства морского и речного транспорта.

«ВодоходЪ» поступил следующим образом: заключил договор с ПТБ «Фиорд» и обучил всех сотрудников в учебном центре «Пассажирские перевозки», имеющем лицензию Министерства образования Нижегородской области. Далее мы направили в Службу морской безопасности пакет необходимых документов, после проверки которых наши сотрудники были допущены к аттестации сил обеспечения транспортной безопасности и успешно аттестованы в Нижегородском центре аттестации, являющемся филиалом Службы морской безопасности. После этого «Фиорд» заключил с данными сотрудниками договоры гражданско-правового характера и привлек их к защите транспортных средств от актов незаконного вмешательства.

Кроме того, для предотвращения возникновения опасных ситуаций существуют специальные нормативные документы: план обеспечения транспортной безопасности, утвержденный Федеральным агентством, и пакет руководящих документов, утвержденных генеральным директором компании. В них прописаны все положения, рекомендации и инструкции касательно поведения членов экипажа. Важнейшим документом данного пакета является положение о пропускном и внутриобъектовом режимах, которое обязан выполнять каждый сотрудник. Бланки пропусков для сотрудников имеют право подписывать только Генеральный директор и Директор по безопасности судоходства. Ответственным за безопасность каждого конкретного судна является его капитан: именно он организует необходимые профилактические мероприятия и следит за готовностью экипажа к защите от актов незаконного вмешательства.

Существуют специальные пункты досмотра на берегу. Расскажите о них, пожалуйста.

Все верно: досмотр происходит либо на транспортном средстве, либо на объектах транспортной инфраструктуры, с которыми имеется технологическое взаимодействие. К ним относятся, в частности, причалы и порты. Если речь идет об отдаленной стоянке, досмотр производит сотрудник ПТБ «Фиорд» – специально обученный, аттестованный, располагающий необходимыми техническими средствами. На объектах 1-й и 2-й категорий досмотр багажа осуществляется при помощи рентгеноскопического аппарата. Для объектов 3-й и 4-й категорий таких требований нет: достаточно арочных или ручных металлодетекторов. Кроме того, необходимо использовать дозиметры и газоанализаторы.

А обучение сотрудников порта происходит в «Фиорде»?

Обучение происходит в учебном центре «Пассажирские перевозки», это «дочка» компании «ВодоходЪ». Мы сами – по распоряжению генерального директора компании – создали этот учебный центр, а затем инициировали открытие центра аттестации сил ОТБ – филиала Службы морской безопасности. С юридической точки зрения это разные организации, но в обеих работают наши сотрудники. Это позволяет значительно облегчить процедуру подготовки кадров. Самостоятельно аттестуя сотрудников, которых мы обучаем, мы можем быть полностью уверены в их компетенции и профессионализме. Что касается «Фиорда» – это отдельная организация, никак не связанная с обучением и аттестацией.

Существуют ли какие-то инструкции для судового персонала, в которых прописано, на что следует обращать особое внимание, какие действия производить в случае возникновения опасной ситуации?

Конечно – для этого и существуют руководящие документы, о которых я говорил ранее. Один из основных разделов посвящен действиям команды в случае объявления тревоги по акту незаконного вмешательства. В нем прописаны обязанности каждого сотрудника. Таким образом, каждый член экипажа заранее знает, как себя вести и что делать.

А есть ли этот список на судне, чтобы сотрудники могли к нему обратиться в том случае, если что-то забудут?

Да. Расписание по тревогам находится на судне в трех экземплярах: первый – в ходовой рубке, второй – в машинном отделении, и третий в общедоступном месте – кают-компании.

Вы сказали, что пункты досмотра оборудованы системами видеонаблюдения и металлодетекторами. Это какие-то специальные системы? Или каждый может купить подобное оборудование в магазине?

Данные системы сертифицированы Федеральной службой безопасности. Согласно постановлению правительства, все инженерно-технические средства должны иметь сертификаты МВД и ФСБ – у нас имеют. Оборудование очень чутко реагирует на наличие металла – даже на небольшие пуговки. Поэтому пронести на судно запрещенный металлический предмет просто невозможно.

Заниматься обеспечением транспортной безопасности может любой желающий? Существуют ли какие-то критерии оценки кандидатов при приеме на работу?

Для того чтобы стать сотрудником подразделения транспортной безопасности, нужно иметь 5 справок. Во-первых, справку об отсутствии судимости. Во-вторых, заключение МВД о том, что кандидат не имеет противопоказаний к выполнению работ, связанных с обеспечением транспортной безопасности. А дальше уже медицинские справки – врач должен подтвердить, что человек здоров и готов к выполнению своих обязанностей.

То есть любой человек, имеющий эти 5 справок, может быть принят на работу? Или у него должны быть какие-то личные качества, особенности характера? Как Вы обычно подбираете персонал для себя?

Справок, конечно же, недостаточно. Всегда проводится собеседование – я лично беседую с каждым кандидатом. Также существует тестовый этап собеседования, позволяющий определить, подходит ли человек для данной работы. Далее сотрудник проходит обучение, но и тогда еще не до конца понятно, способен ли он заниматься обеспечением транспортной безопасности. И только аттестация расставляет все по своим местам. Для подразделений транспортной безопасности она проходит в 2 этапа: теоретический экзамен и психоаналитический анализ, включающий в себя 600 вопросов. Результаты аттестации позволяют нам сделать окончательные выводы о профпригодности сотрудника.

Сфера транспортной безопасности регулируется огромным количеством нормативной документации, включая Постановление правительства №678. Насколько оно идеально в работе? Не хотели бы Вы что-нибудь изменить?

Конечно, многое надо исправлять. 6 июня я выступал на Всероссийской конференции по транспортной безопасности и подробно разобрал существующие недостатки. В целом, судоходные компании просто-напросто перегружены требованиями. Сертификация видеонаблюдения излишне строга, отсутствует установленный перечень грузов повышенной опасности, несовершенна система обучения судовых экипажей. Кроме того, усложнена система проверки документов и аттестации лиц обеспечения транспортной безопасности. Данная процедура осуществляется только в Москве. На данное мероприятие органу аттестации – Службе морской безопасности – отводится трое суток. Но на практике из-за крайней перегруженности органа получение допуска к аттестации может занять до 60 дней! К сожалению, Федеральное агентство не позволяет нам проверять документы сил обеспечения транспортной безопасности, в связи с чем процесс профессиональной подготовки затягивается на очень длительное время. Все это ведет к нарушению Федерального закона №16 – просто потому, что орган аттестации не успевает выполнить работы по проверке документов. Вдобавок требования к судоходным компаниям постоянно меняются. В качестве примера можно привести следующую ситуацию: «ВодоходЪ» оборудовал все суда дорогостоящими системами видеонаблюдения, но после выхода Постановления №969 все наши усилия свелись к нулю – оборудование, установленное менее 3-х месяцев назад, перестало соответствовать требованиям по сертификации. Получается, те, кто эти требования не выполнял, только выиграли.

Подобные меры ведут к неоправданным материальным затратам и неконкурентоспособности речных перевозок по сравнению с другими видами транспорта. Сейчас многие компании просто-напросто игнорируют требования по транспортной безопасности или же заключают чисто формальные договоры: им проще заплатить штраф. «ВодоходЪ» – наверное, единственная судоходная компания в России, стремящаяся полностью соответствовать всем необходимым требованиям. Разумеется, нам несколько обидно: компания тратит огромные деньги, а другие смотрят на это с легкой иронией. А ведь вопросы безопасности должны стоять на первом месте!

Как Вы в подобных условиях повышаете свою квалификацию?

Во-первых, я постоянно на связи с Управлением транспортной безопасности Федерального агентства: раз в неделю общаюсь с ними в онлайн-режиме, обсуждаю все новости. Во-вторых, регулярно мониторю сайт Федерального агентства, участвую практически во всех форумах, саммитах и конференциях по транспортной безопасности. Ну и, конечно, по мере возможности стараюсь выступать, обострять ситуацию, вносить предложения по доработке неэффективных документов.

Кроме того, практически ежедневно поступают звонки от компаний, имеющих собственные категорированные суда и объекты транспортной инфраструктуры – т.е. такие, которым присвоена определенная категория безопасности: чем больше людей может пострадать в случае возникновения угрозы, тем выше эта категория. Все суда «Водохода», к слову, имеют первую категорию, т.к. мы перевозим огромное количество людей.

Так вот: звонки поступают из всех регионов России. Десятки компаний желают проконсультироваться и посотрудничать с нами в области транспортной безопасности. А если хотят сотрудничать, значит, признают авторитет «Водохода» и подчеркивают, что мы знаем больше других и грамотно применяем свои знания в работе. В процессе такого общения мы постоянно обмениваемся опытом, обсуждаем насущные вопросы. К сожалению, решить все проблемы одним махом получается редко. Но время и последовательная слаженная работа обязательно расставят все по своим местам.

Интервью провел начальник отдела рекламы и PR Аристова Марина.

Вконтакте FaceBook Instagram Одноклассники YouTube