Наши телефоны:
Частным лицам: 8-800-555-05-05
Агентствам: 8-495-150-02-88
сегодня уже не работаем, завтра — с 10:00
Быстрый поиск круиза:
Cкидка для физических лиц при бронировании и оплате через интернет-магазинКлуб туристов «ВодоходЪ»

Анна Максименко о круизе «Казань — Хвалынск — Самара — Казань» на теплоходе «Георгий Жуков» с 12 по 16 мая 2014 года10.06.14

Путешествие, которого могло бы не быть

Речные круизы — в известной степени лотерея. Может не набраться группа, и тогда рейс отменят. Может обмелеть река, как случилось в этом году, и тогда маршрут будет изменен, порой до неузнаваемости. Ситуация, когда ты хочешь посетить Плес и Углич, а тебя везут в Чайковский и Нижнекамск, конечно, неприятна, но в принципе не фатальна: можно попробовать расслабиться и получить удовольствие. За одним исключением: если начинаешь путешествие не из своего родного города и подсаживаешься не в начальной точке маршрута. Именно это со мной и произошло: я должна была стартовать от Казани в круизе Нижний Новгород — Казань — Хвалынск и обратно, после чего планировала задержаться в Казани на пару дней, забронировав для этого гостиницу. Нет, вниз от Нижнего Волга была вполне проходима, проблемы были в Горьковском и Рыбинском водохранилище, но часть теплоходов, курсирующих по маршруту Москва — Астрахань, перебросили в московский регион, причем об изменении маршрута туристы порой узнавали за пару дней до круиза, а то и уже на борту. Таким образом, у меня был шанс приехать в Казань, не встретить там своего теплохода, а обратные билеты на поезд только через неделю. На этот случай у меня даже был план Б: идти в ближайшую приличную гостиницу, снимать номер на неделю (если в наличии одноместный стандарт, то брать его, если же остались только президентские люксы, то теплоходной компании крупно не повезло) и путешествовать по Казани и окрестностям, сохраняя чеки на гостиницу, питание, транспорт, музеи и т.д. Что потом делать с этими чеками, мы с турфирмой, несомненно не желающей скандала, решили бы полюбовно. К счастью, этого не произошло, и наш рейс состоялся, как и был запланирован. Туристам, выбравшим другие круизы на том же теплоходе, повезло меньше (или больше, это кому что нравится).

День 1. Казань

Я уже была в Казани лет десять назад. Впрочем, «была» — это некоторое преувеличение. Во время круиза Нижний — Пермь нам провели в Казани трехчасовую автобусную экскурсию. Как водится, во время ее мы города, по сути, не видели. То, что удалось разглядеть из окон автобуса и во время небольшой прогулки в окрестностях речного вокзала, было в удручающем состоянии. Однако теперь, насколько я знала, город преобразился в связи с Универсиадой.

Единственное, что омрачало настроение, — круиз начинался в понедельник, когда почти все музеи закрыты. Ну вот куда можно пойти в Казани в понедельник в восемь часов утра (я, конечно, не имею в виду злачные места)? Я пошла в зоопарк, работающий без выходных и открывающийся в половине девятого. Точнее, это зооботанический сад — два в одном. Многие это место ругают: говорят, тесно, неинтересно, животные содержатся в жутких условиях. Ну, условия, пожалуй, не хуже, чем в Москве, хотя, конечно, коллекция не такая богатая. Находится зоопарк на довольно живописном берегу озера Нижний Кабан. Много интересных деревьев, снабженных табличками. Есть тропическая оранжерея. Она раз в пять меньше московской Фондовой оранжереи (я имею в виду старую, с новой вообще несоизмерима), а состояние примерно такое же. Есть контактный зоопарк, где детям дают потискать звериков.

Оттуда я направилась в так называемый литературный квартал, где сосредоточено несколько музеев разных писателей и деятелей искусств. Судя по информации в Интернете, они должны были работать в понедельник. Дохожу до музея Горького на одноименной улице — там в самом разгаре ремонтные работы. Не сразу нахожу музей-квартиру Мусы Джалиля и упорно звоню в домофон, потом догадываюсь посмотреть табличку с режимом работы: натурально, в понедельник выходной. Неподалеку музей Баратынского — там тоже перенесли выходной с воскресенья на понедельник. Соображаю, что, поскольку все литературные музеи, очевидно, одного подчинения, то работать должны по одинаковому графику и, следовательно, искать музеи Толстого (кстати, как потом выяснилось, он тоже на длительной реконструкции), Аксенова и др. не имеет смысла.

Ну, иду к улице Баумана — местному Арбату, богатому разными памятниками — и архитектурными, и скульптурными. В частности, на одном из перекрестков вольготно развалился, закинув ногу на ногу, кот казанский — один из символов города.

Также вблизи этой улицы нахожу объект, работающий без выходных, — музей социалистического быта. Он расположен в помещении бывшей коммуналки и демонстрирует в основном вещи из нашего детства. Многие экспонаты можно примерить, потрогать и попробовать в действии. Там проходят сменяющие друг друга выставки «Джинсы как культ», «Женская красота в Советском Союзе», «Снова в школу», «Вредные привычки в СССР», «Служба в Советской армии» и многие другие, есть зал рок-н-ролльной славы, где можно посмотреть на гитары, подаренные разными рок-звездами. Можно купить сувенир — какую-нибудь атрибутику 70-80-х годов, вроде пионерского значка или вымпела победителю соцсоревнования.

Далее я решила пойти к Казанскому университету — при нем тоже есть музей, и уж он-то должен работать в понедельник. Оказалось, музеев там много: собственно истории университета, а еще этнографический, геологический, ботанический и вроде бы еще какие-то. Мне повезло: меня присоединили к какой-то молодежной экскурсии. Показали экспозицию по истории Казанского университета (он второй по древности в России, основан в начале XIX века), а еще мемориальный актовый зал и аудиторию, где учился дедушка Ленин, но недолго. Там вообще много выдающихся людей учились и преподавали. Оставалось еще немного времени до закрытия, и мне разрешили посмотреть этнографический музей, который обычно одиночным посетителям не показывают. Интересная коллекция этнографии со всего мира, особенность ее в том, что экспонаты не подписаны. Но так даже занятнее: по отдельным приметам догадываться, что есть что и откуда.

От университета улица со знаковым названием Кремлевская выводит напрямик к Казанскому кремлю. По пути попадаются интересные здания. Впрочем, в центре Казани они попадаются на каждом шагу. Кстати, с моего прошлого приезда Казань действительно изменилась в лучшую сторону. Мало того что улицы почистили, дома отреставрировали, так и вообще стало удобно. В центре на каждом углу указатели: объект такой-то — 100 метров, такой-то — 450. Достаточно заведений, где можно относительно недорого перекусить. Попадаются скамеечки, чтобы передохнуть. Много зелени, в озерах бьют фонтаны, в которых переливается радуга. Одно плохо — на автобусных остановках написано оба пункта движения автобуса — начальный и конечный, а схема маршрутов на наличествующей тут же карте вообще нечитаема. Пока не разобралась, дважды уезжала в противоположную сторону. В метро я, кстати, тоже спустилась. Мне особо не надо было, просто ради любопытства. Интересное такое, со своим лицом. Предупреждаю: даже в жару там реально холодно, и поезда ходят гораздо реже, чем в Москве или Питере.

По дороге мне попалось несколько интересных домиков, в том числе дом Ушковой, где сейчас Национальная библиотека. Он сам по себе достоин лицезрения, но, уже вернувшись в Москву, я нашла информацию, что туда пускают внутрь, в том числе и в понедельник, и там такое! Залы оформлены в разных стилях — и шинуазри, и мавританский, и чего только нет, в разных цветовых гаммах, а еще есть оранжерея, сделанная в виде грота, и в ней один из читальных залов. В общем, буду еще раз в Казани — первым делом туда.

Итак, я вышла к кремлю. Он стоит на высоком холме, на берегу Казанки, у впадения в нее речки Булак. Основан около 1000 лет назад, а современный его облик стал складываться после взятия Казани Иваном Грозным, когда тот привез сюда двести псковских мастеров, возведших каменные церкви и отреставрировавших башни и стены. В кремле много памятников разных эпох и культур. Иван Грозный (не сам, а руками своих зодчих) построил Благовещенский собор, знаменитый своими росписями (к сожалению, ввиду позднего времени попасть внутрь мне не удалось). Рядом с ним башня Сююмбике, как говорят, построенная Иваном Грозным за семь дней, как условие его свадьбы с этой царицей. Это не дефект фотографии, она на самом деле падающая. В смысле, не царица, а башня. Хотя нет, по легенде, Сююмбике именно отсюда бросилась вниз, когда ее стал принуждать к браку Иван Грозный. Однако на самом деле башня куда моложе, на гравюре начала XVIII века ее еще нет.

В другой части кремля стоит очень красивая, похожая на эмирский дворец мечеть Кул-Шариф. Ее предшественница была разрушена войсками Ивана Грозного. Лет двадцать назад ее начали возрождать. Сейчас ее видно далеко из-за кремлевских стен.

В кремле еще много примечательных сооружений: построенный Тоном Губернаторский дворец, протяженное здание присутственных мест, Пушечный двор, частично сохранившиеся Преображенского монастыря XVI века, 11 башен, две из которых — Спасская и Тайницкая — являются проездными, и другие. Здесь несколько музеев, но в понедельник был открыт только один — Музей исламской культуры в цоколе мечети Кул-Шариф. Экспозиция небольшая, но очень красиво оформлена, и видно, что создали ее люди, любящие свою культуру.

Между тем пора было ехать на речной вокзал. Там нет камеры хранения, поэтому чемодан пришлось оставить на железнодорожном. В принципе оттуда до речного вокзала при большом желании можно и пешком дойти, но не с чемоданом же. По этому маршруту ходит один автобус (53-й), и после того, как я полчаса его прождала, пришлось все-таки вызвать такси. Такси в Казани хорошо развито, стоит не очень дорого, вызывают его по телефону, но тут одна особенность: нельзя сказать, что стоишь на такой-то автобусной остановке, а нужно непременно указать номер дома. Любезная местная жительница вызвала для меня такси, при этом номер дома напротив нашей остановки мы выясняли значительно дольше, чем после этого ждали машину. Когда мы приехали к вокзалу, в порт уже входил наш «Георгий Жуков».

Здание вокзала (оно 60-х годов, но после ремонта выглядит как современная постройка) посетителей не принимает, и надо идти в боковой флигелек, откуда, опять же делая значительный крюк, выходить на пристань. Причем нигде нет информации, куда именно надо идти. С чемоданом, в незнакомом месте и когда время поджимает это неприятно. Однако я благополучно успела выйти на причал одновременно с началом посадки.

Жизнь на теплоходе «Георгий Жуков»

Четырехпалубный теплоход проекта 92-016, называемого в народе «крокодил», построен в Чехословакии в 1982 году. По меркам Волги, это довольно новое судно. «Жуков» считается теплоходом-пансионатом, что выражается в том, что по утрам проводится зарядка и раз в день можно угоститься фиточаем либо кислородным коктейлем. Два коктейля и три фиточая за рейс были положены бесплатно, а если кому надо больше, то можно за деньги, но небольшие. Также были медицинские лекции о системе Норбекова, на которые я не ходила. Можно было записаться на массаж.

Все каюты теплохода с санузлами и кондиционерами. Впрочем, мне показалось, что в жару кондиционер не охлаждает воздух, а только гонит его с улицы в каюту. К сантехнике у меня претензий нет. Моя каюта была на средней палубе — я выкупила целиком двухместную двухъярусную. Вроде бы даже можно было приобрести одно место в общей каюте, но, попробовав раз в жизни прокатиться в одиночку, уже не захочешь делить каюту с посторонним человеком. Кто-то жалуется, что каюты тесные; у меня же комната не намного больше. Убирались регулярно и ненавязчиво; через два дня поменяли постельное белье.

Персонал предупредителен, и мне вряд ли удалось бы придумать настолько абсурдную просьбу, чтобы они не выполнили. Так, лестницы теплохода крутоваты для моих травмированных коленей, и чемодан мне поднял в каюту даже не матрос, а кто-то из анимационной бригады.

Каждый вечер под дверь каюты подсовывали бумажку с подробной программой следующего дня, а в первый день я обнаружила на столе папку материалов, в числе которых был бланк заказов экскурсий. Экскурсии были основные, по выбору и дополнительные. Основная — это та, куда турист едет по умолчанию. Экскурсия по выбору предлагается в качестве альтернативы ей бесплатно, но надо сообщить о своем выборе заранее. Дополнительные экскурсии проводятся за деньги. Они могут быть после основных или вместо них.

В день отправления из Казани (которое состоялось в девять вечера) ужин вновь севшим не был положен. Я поела татарских пирожков, прихваченных по пути из кремля на вокзал на пешеходной улице Баумана. Очень вкусные, характерны тем, что много начинки по сравнению с тестом.

Вообще же нас кормили в двух ресторанах: «Нева» на средней палубе, а мне досталась «Волга» на главной. Теплоход шел примерно с 30 свободными каютами, и питались мы в одну смену. Утром был шведский стол. Для каждой палубы было установлено свое время посещения, и каждый день очередность менялась: вчера первой шла главная палуба, сегодня средняя и т.д. Впрочем, никто не следил за тем, чтобы мы шли именно в свою очередь. Непосредственно к открытию ресторана лучше было не приходить — бывала небольшая давка, но потом публика рассасывалась. Ассортимент еды стандартный для теплоходов, то есть весьма обильный: каша (на выбор сладкая или нет), сырые и тушеные овощи, омлет, сосиски, нарезка, блинчики-оладьи, сырники-запеканки, фруктовые салаты, мюсли, йогурты-твороги, соки и т.д. Единственно — кофе был якобы зерновой, не растворимый, но мне он не показался. Впрочем, кофе — едва ли не единственная вещь в мире, качеством которой мне трудно угодить.

В обед и ужин кормили тоже неплохо. Салат можно было выбрать заранее из двух вариантов, суп — из трех, второе и десерт — из четырех, причем непременно присутствовали диетический и вегетарианский варианты. Меня несколько удивило, почему вегетарианский, а не постный, — все-таки религиозных людей у нас больше, чем вегетарианцев. Впрочем, с нами путешествовала девушка, как я поняла, сыроед, так ей вообще специальную еду готовили.

Официанты были вежливы и аккуратны, но вот обслуживали нас медленно. По словам директора круиза, наш официант вообще сел на теплоход вместе с нами и это его второй рабочий день в жизни. Он быстро не управлялся и путал заказы; чаще всего мы, не придираясь, съедали то, что он приносил, чтобы ужин не затянулся до утра. А однажды мне был подан холодной кофе — не недостаточно горячий, а именно что приблизительно комнатной температуры. Примерно такой же температуры было подано и белое вино.

Где-то в середине путешествия был час директора круиза. Я пошла туда, чтобы подивиться количеству и разнообразию претензий туристов. Народу пришло человек десять; претензии заключались в том числе в том, что блюда недостаточно художественно оформлены. Вот на каком-то теплоходе из салата лепили композицию в виде средневекового замка, а пирожное было в форме кораблика, а у нас салат кладут просто горкой, а из торта вырезают обычный треугольный сегмент. Не знаю; в прошлом круизе, на «Суворове», я, конечно, сфотографировала парочку особо художественных блюд, но, по-моему, на вкус оформление никак не влияет.

Другая группа претензий касалась анимации. Вообще-то эта сторона теплоходной жизни меня мало интересует, но тут я пару раз сходила на вечерние концерты. Были девушка с флейтой, дядя с баяном и молодой человек с саксофоном (особенно занятно было, когда они втроем сыграли общую композицию). Флейта выступать соло не может, а пианиста не было, поэтому выступление сопровождалось фонограммой. Я отчасти согласна с тем, что такое сопровождение портит впечатление от живой музыки. Но высказывалось недовольство и тем, что сегодня в концерте прозвучала та же песня, что и вчера. Кто-то находит, что на теплоходе высокого класса это недопустимо.

Далее, люди жаловались, что развлекательных мероприятий недостаточно. Что одновременно идут только два мероприятия — для взрослых и для детей. Таким образом, если человек не хочет идти, допустим, на мастер-класс по восточным танцам, то в ближайший час ему заняться нечем. Можно, конечно, гулять по палубе, но этому занятию предавались очень немногие. На дворе май, и даже в жаркий день на палубе реально холодно. Единственные комфортные места — в кормовой части палуб — отданы курильщикам. Я считаю, что, если взрослый дееспособный человек хочет портить себе здоровье, он имеет на это полное право. Но пусть он делает это на корме какой-нибудь одной палубы, а на другой посижу я с вышивкой и фотоаппаратом (кстати, ежели кто видел бегающую по палубе в четыре утра с фотоаппаратом гражданку в куртке, накинутой поверх пижамы, то это была я) и еще кто-то с книжкой и чашкой кофе.

Я претензии всех этих туристов понять, конечно, могу. Кто-то едет в круизы ради разнообразных анимационных программ, кому-то принципиален телевизор в каюте. Но мне — честно — все равно.

День 2. Тольятти

Теплоходы нечасто останавливаются в Тольятти. Это был один из факторов, по которым я выбрала этот круиз. В программе значилась без выбора обзорная экскурсия по городу с посещением музея техники. Экскурсоводом была девушка-библиотекарь, которая, несомненно, знает и любит свой город, но она не профессионал, то есть не умеет отбирать и дозировать информацию, организовывать группу, правильно расставлять людей и т.д. Сначала мы, немного проехав по городу (и не заметив в его архитектурном облике ничего интересного, обычные такие Черемушки), минут двадцать стояли на пронизывающем ветру на смотровой площадке у памятника Татищеву, затем отправились в музей техники. Вот кто был в подмосковном Монине, помнит большую площадку с самолетами, вертолетами и т.д. В тольяттинском музее такая же площадка, но техника не только авиационная, а всякая. Стоит даже огромная, трехэтажная подводная лодка. Мы сделали на автобусе медленный круг по периметру площадки (о технике экскурсовод практически ничего сообщить не смогла, некоторые пояснения дал водитель), после чего нам предоставили свободное время. Экскурсовод спросила, хватит ли нам получаса. Я хотела просить хотя бы час, но публика закричала, что боится опоздать на теплоход, а ведь надо еще купить сувениры. Я хотела сказать, что теплоход все равно без нас не уйдет, а сувениры можно купить в музейном магазине (кроме открытой площадки, там есть еще экспозиция в помещении), но потом подумала, что людям нужны сувениры другого рода. По возвращении на речной вокзал по призывному звону сумок коллег я могла убедиться, что так оно и есть.

Итак, нам дали всего пятнадцать минут. За это время я успела пробежать площадку из конца в конец, даже не прочитав таблички у экспонатов и не успев достичь той точки в окрестностях лодки, откуда ее было бы удобно снимать. А ведь там можно было, к примеру, посидеть за рулем полуторки или прицелиться из зенитной установки. Я вспомнила инструктора походов Згуру из нашего московского турклуба, как он водил посвященные военной технике походы, в том числе в аналогичном музее в Монине, и подумала, как было бы здорово погулять тут часика четыре вместе с ним.

В Тольятти вообще-то есть и другие музеи. Интернет говорит, что их даже много. Нам упомянули только мелькнувшие на нашем пути находящиеся рядом друг с другом краеведческий и художественный.

Обратно нас, чтобы не попасть в пробку, повезли какими-то объездными дорогами. Из окна автобуса видели парочку храмов (новых), но не остановились. Успели действительно впритык к отправлению «Жукова», однако народ смог закупиться жигулевскими сувенирами, которые делают в Самаре на заводе Вакано.

В свободное от стоянок время по радио передавались объявления о текущих мероприятиях, песни, разные передачи и путевая информация. Последней было довольно немного. По мне, анимационные программы вообще не нужны, а вот путевую информацию я бы предпочла слушать как во время автобусной экскурсии, почти всю дорогу, конечно, если она интересна и по делу. Однако не думаю, что хотя бы три человека на теплоходе со мной согласились. Так вот, проезжали Ульяновск, из краткого рассказа о нем я поняла, что в городе много интересного, но не выяснила, что именно. А конкретно про окрестности Тольятти лишь краем уха уловила информацию про Молодецкий курган близ города Жигули, на противоположном берегу. Аналогично и с другими волжскими городами.

День 3. Хвалынск

Если Тольятти не является популярным туристическим центром, то в Хвалынск вообще редко когда заходят теплоходы, а четырехпалубники, наверное, и вовсе раз за навигацию. Экскурсионное дело там поэтому на поток не поставлено. Нам было предложено две экскурсии: основная автобусная по городу с музеем Петрова-Водкина и картинной галереей и дополнительная в национальный парк «Хвалынский». Причем те, кто записался на обе экскурсии, должны были отправляться на час позже тех, кто едет только на обзорную.

Поболтавшись немного по пристани, я пошла осматривать ближайшие к ней улицы. Оказалось, зря. Продавщица сувениров, разложившая свой товар у причала, предложила свозить желающих на своей машине в музей яблока. Хвалынск считается яблочной столицей России. Город и окрестности утопают в яблоневых садах, которые сейчас очень красиво цвели. И вот там есть небольшой музей яблока, с различными изображениями этого приятного и полезного фрукта и различными околояблочными темами, типа Адама и Евы и т.д. Нескольким туристам повезло, и они как раз успели осмотреть эту экспозицию до начала автобусной экскурсии. Фото из музея мне потом показала соседка по автобусу.

Нам подали три автобуса. Два из них были основательно убитые пазики, а мне досталось нечто более современное. Ох, зря я не пошла в пазик, там хотя бы окна открываются. А этот более новый автобус был хоть и с мягкими сиденьями, но без вентиляции (а к этому дню разыгралась сильная жара) и без микрофона. Одна из туристок потом жаловалась: «Что за колымага!» Экскурсовод даже обиделась: «Это лучший автобус Хвалынска».

Как бы то ни было, сначала поехали в национальный парк. Первым пунктом было вольерное хозяйство. Здесь держат животных, которые водятся в окрестных лесах, а также некоторых тех, кто не водится, например верблюдов. Потом заехали на святой источник с часовней (нам даже не сообщили ее посвящение; потом вышла какая-то женщина, которая якобы должна была нам что-то рассказать; вытащила из котомки камешки: этот от порчи, этот от сглаза, стала их продавать). А место очень красивое: вверху все бело от цветущих деревьев, внизу — от ландышей, горки, овражки, в них текут бурные ручейки. Времени нам дали только-только чтобы набрать воды и искупаться — желающих осуществить последнее было немного. Я опять-таки вспоминала московские экскурсии с клубом биологов и думала, как хорошо было бы погулять здесь с ними весь день. Они бы нам о каждой птичке, каждой травинке рассказали.

После чего мы поехали на горнолыжный курорт. Конечно, это очень красивое место — знаменитые саратовские меловые горы, но юмор ситуации состоял в том, что на улице + 32. Однако нас здесь ждал приятный сюрприз. Главная достопримечательность курорта — мини-пивоварня, и вот нас встретил ее хозяин и провел бесплатную внеплановую экскурсию. Показал нам производство, дал попробовать солод, сусло и в завершение пустил по кругу кружку пива. Думаю, внакладе он не остался: продукцией народ затоварился активно.

Вернулись в город. Остановились напротив церкви (посвящения которой нам тоже не сказали) и пошли в картинную галерею. Она занимает особнячок в стиле модерн, снаружи не особенно примечательный, но внутри сохранились росписи на стенах (правда, не в особо хорошем состоянии), двери, филенчатые шкафчики… Сами картины в основном местных художников. Есть один Айвазовский. С другой стороны, где его нет?

Последним был лом-музей Петрова-Водкина — он как раз местный художник. Интересно, но смотрели музей, как и картинную галерею, очень кратко. Сирень там красивая.

На пристани я купила довольно крупного копченого леща за 60(!) рублей. Правда, значительную часть его объема составляли голова, хвост, кожа, кости, рога и копыта. После обеда употребила его с тем, что вывезла с мини-пивоварни. Предостережение: запивать такой полдник кислородным коктейлем все же не стоит.

День 4. Самара

С Самарой я довольно хорошо ознакомилась в одном из прошлых путешествий. На просторах Интернета кто-то написал: ну и что, что ваш теплоход изменил маршрут, не дойдя до Самары, — делать там нечего. На мой взгляд, Самара — один из самых интересных российских городков — для тех, кто умеет видеть красоту и не видеть некоторой запущенности, особенно в стороне от главных улиц. Это заповедник эклектики, вообразившей себя модерном, и модерна, который клинит в разные эклектические темы. Это трогательные резные деревянные кварталы в самом центре города. Это космический центр, а заодно всплывающие тут и там приметы Куйбышева как запасной столицы СССР. Это Жигулевские горы на том берегу. Это множество интересных, в том числе необычных, музеев. Это место встречи нескольких религий: здесь и мечети, и кирхи, и костелы, и синагоги, и, конечно, православные храмы. Последним и была посвящена экскурсия, которую я выбрала.

Начали мы с Иверского монастыря. Подробную экскурсию нам провела одна из монахинь. Монастырь основан в середине XIX века. Вскоре в его комплекс входило уже четыре храма, предположительно автором одного из них был Тон. В советское время там находились разные светские учреждения, а с начала 90-х монастырь снова передан церкви. В прошлый приезд, года три назад, я застала там строительно-реставрационные работы в разгаре. Сейчас многое уже сделано, территория выглядит облагороженной. Примечательно, что совсем рядом находится знаменитый пивзавод Вакано. Я не совсем уловила этот момент, но кажется, какое-то время монастырь и это сугубо светское учреждение даже делили территорию.

Потом был Георгиевский собор, новый, стоящий в весьма красивом месте, у монумента Славы, с видом на Жигулевские горы. Внутри там примечательный, фаянсовый иконостас.

В завершение заехали в кафедральный храм Самары — Покровский собор. В прошлый раз я силилась в него попасть, но заблудилась в заборах и стадионах.

По окончании экскурсии желающих отвезли на речной вокзал, а остальных предложили высадить в районе пешеходной Ленинградской улицы. Проехали памятник модерна — дом Курлиной. По моей информации, там находился военный музей, который сейчас закрыт на реставрацию. Я пошла в другой музей — истории города. Он в конце улицы Фрунзе, небольшой такой, в доме депутата тогдашней Госдумы Челышова. Музей рассказывает и о древней Самаре, и о ее замечательных гражданах, и о церковной истории, и о Волжском пароходстве, и о космонавтике. Сотрудница провела мне бесплатную экскурсию. Она же упомянула, что в доме Курлиной закончился ремонт и теперь там музей модерна.

Вот была у меня подруга юности, которая выражала практически все сильные эмоции, от восторга до негодования и от страха до удивления, звуком, средним между а-э-ы. Никому из знакомых не удавалось правильно произнести вслух или затранскрибировать эту фонему. Так вот, узнав, что я лишилась музея модерна, я очень точно воспроизвела этот звук. В моем случае это означало смесь разочарования и досады на судьбу, не подавшую мне вовремя знак.

До отхода «Жукова» оставалось еще немного времени, и я чуть-чуть прогулялась по набережной. Самарская набережная — довольно оригинальное место, ее называют ботаническим садом (хотя и собственно ботанический сад в городе есть). Там разные редкие деревья и т.д. В прошлый мой приезд она была на длительной реконструкции, а теперь можно благоустроенно гулять почти до окраины Самары.

Вечером я участвовала в таком традиционном теплоходном развлечении, как роспись матрешки. Нужно было купить заготовку за 250 рублей и под руководством девушки из сувенирного киоска ее расписать. Вот в прошлый раз на «Суворове» нас подробнее учили, как что надо рисовать и в какой последовательности раскрашивать, а сейчас просто дали листочки со схемой рисунка. Но я уже приблизительно знала, что делать, и поэтому справилась. Моя суворовская матрешка держит в руках здоровенного, рыжего в яблоках, кота. Теперь я попыталась нарисовать ей так называемого зеленого кота, один из символов Казани. Чтоб никто не спутал, подписала кота: «Мяу!»

Завершился день празднованием теплоходного Нового года. Сначала соревновались две команды: каждая пела одновременно свою новогоднюю песню, кто кого перепоет, наряжали девочек елками, танцевали канкан, как они это понимают. Потом пришли Дед Мороз и играющая на флейте Снегурочка. В завершение праздника разыгрывались призы. На других водоходовских теплоходах призы дают за активное участие в теплоходных мероприятиях, а на «Жукове» политика другая — жребий. Своя правда в этом есть: бывала я и свидетельницей раздачи призов за таланты и поведение, которые представляются мне сомнительными. На бумажках были написаны имена туристов и номера их кают, и дети по очереди эти бумажки тянули. Кто-то выиграл футболку с символикой «Водохода», кто-то кружку и т.д. В конце лотереи все выигравшие бумажки сложили обратно в шапку и стали тянуть главный жребий — сертификат на путевку в следующую навигацию. Его выиграла путешественница, которая мало того что за минуту до этого выиграла, кажется, кружку, так еще и в этот круиз ехала по выигрышному сертификату. Я всегда замечала, что есть люди удачливые от природы.

День 5. Раифа, Казань и казанские коты

Назавтра мой круиз заканчивался, но мне дали возможность, оставив вещи на теплоходе, съездить на экскурсию в Раифский монастырь. А еще можно было выбрать обзорную экскурсию или экскурсию «Казань спортивная» (бесплатно) либо же Зилантов монастырь или мастер-класс по эрбу (живопись в капле воды) — за деньги. (Если это то, что я когда-то видела в телевизоре, — рисование красками по воде, — то это очень красиво.) Сначала нас немного провезли по городу, и вот мы приехали в весьма красивое место.

Монастырь находится километрах в тридцати от города, в Волжско-Камском заповеднике, на берегу Раифского озера. В начале XVII века сюда пришел иеромонах Филарет и срубил хижину, вокруг которой вскоре возникла обитель, первоначально деревянная, но после пожара отстроенная в конце XVII — начале XVIII века в камне. С тех времен остались стены с башнями и братские корпуса (один из них с церковью Св. Отцев в Синае и Раифе). Колокольня же, храмы и некоторые другие сооружения строились позже, от середины XIX века до наших дней.

В советское время в монастыре была колония для несовершеннолетних преступников. Восстанавливается обитель с начала 90-х.

На берегу озера, на детской площадке (при монастыре есть сиротский приют) стоит памятник казанскому коту. Для тех, кто не знает: существует такой сатирический лубок на Петра I или, по другим данным, что логичнее, на Ивана Грозного: сидит в позе копилки такой кот в полоску (физиономией все-таки больше схожий на Петра) и текст: «Кот казанский, ум астраханский, разум сибирский, сам жил, сладко ел…» с соответствующими результатами. Была и такая история: Елизавета, которая больше любила собак, все-таки пеклась об атакуемых мышами эрмитажных коллекциях и повелела доставить из Казани большое количество котов (если быть точнее — полукотов) для создания соответствующей службы. Служба эрмитажных котов в Петербурге существует и поныне. А после Ленинградской блокады для спасения города от крыс и поднятия морального духа ленинградцев туда доставили из разных богатых котами регионов, в том числе и Казани, эшелон этих приятных и полезных животных и раздали жителям. Так вот, на берегу Раифского озера стоит каменный кот приблизительно в человеческий рост. В Казани на улице Баумана я видела и другого — бронзовый антропоморфный кот разлегся нога на ногу, заложив руки за голову, и ему на счастье натирают разные места.

Кроме того, в окрестностях монастыря обитает множество живых кошек. Один кот не выпускал меня из туалета. Другую кошку, маленькую черную пушистую, я взяла на руки. Она так запела! Так стала меня облизывать, перебирать лапками! Конечно, монахам некогда котов кошатить, а кошка — тоже человек, ласки хочет.

Из другой полезной живности в Раифе обитают лягушки. Причем они немые. Когда-то их кваканье мешало братии, и по их молитвам лягушки замолчали. Потом, уже в наши дни, кому-то из местных олигархов приспичило венчаться в монастыре, что вообще-то запрещено канонами. В знак протеста после этого лягушки квакали два года.

Круизная часть моего путешествия на этом кончилась, я забрала с теплохода вещи и отправилась в гостиницу. Такая довольно приличная гостиница «Волга», на честные полторы звезды (возможно, номера не эконом тянут и на заявленные две), в десяти минутах ходьбы от кремля, построена в середине прошлого века, но после ремонта производит более новое впечатление. Я взяла номер с личным унитазом и умывальником, но без душа, намереваясь обтираться над мойкой. Не тут-то было — в номере не было горячей воды. Она была в душевой, разовое посещение которой стоит 60 рублей. На первый раз мне дали талон бесплатно, только я не поняла — всем гостям положено одно бесплатное посещение или же у них не нашлось сдачи с предусмотрительно протянутых мною 5 тысяч.

В стоимость номера входил завтрак (с 7 до 10 утра), шведский стол. Признаюсь честно, после теплохода он выглядел бедноватым, хотя есть все, что нормальному человеку надо, и даже вкусная выпечка и хороший кофе.

Был уже вечер, но это был вечер пятницы. А по пятницам, как уверял Интернет, кремлевские музеи работают допоздна — до 8.30 — 9 вечера. Я и пошла туда, благо было близко. Захожу в здание Присутственных мест и говорю, что хочу посетить музей. «Какой именно?» — «А какой есть?» — «У нас здесь только музей естественной истории». Интересно, а зачем тогда спрашивать? Потом я узнала, что в кремле есть еще музеи, но они в других зданиях. Однако я пошла сюда и не пожалела. Вот если кто был в Дарвиновском музее в Москве — так вот он, конечно, больше казанского, зато по интерактивности и разным интересным приемам экспонирования последний ему нос утирает. Большая такая, метра два высотой, Земля в разрезе. На каждом слое земных внутренностей кнопка, нажав на которую можно прослушать информацию о данном слое. Грязевые вулканы, в которых кипит настоящая грязь. Весы, на которых можно узнать свой вес на Луне, Солнце, Юпитере и т.д. Кабинка с темной занавеской, задернув которую можно посмотреть, как светятся в темноте кристаллы. Диорама, показывающая доисторический лес, — когда к ней подходишь, пространство вдруг наполняется звуками этого леса.

В последнем зале подозрительно знакомый мне скелет огромного динозавра (макет). Оказалось, это разобрали по косточкам динозавра из нашего Палеонтологического музея, в точности скопировали каждую кость, а потом привезли в Казань и под руководством специалистов собрали. Только стоит он, кажется, в несколько другой позе.

Одно плохо — в кремле оказалось сложно поесть. Обнаружила только заведение с татарскими пирожками, и то уже закрылось.

День 6. Свияжск

Свияжск — это осторв-град. Добраться туда можно либо на омике по воде, либо на экскурсионном автобусе по дамбе. Рейсовый транспорт туда не ходит. Расстояние от Казани небольшое, но посудина преодолевает его часа за два с половиной. Расписание таково: в Свияжск катер отходит в 8.40, прибывает туда без чего-то одиннадцать, обратно, соответственно, 16.30 и в Казани в восьмом часу, если не ошибаюсь. Остров небольшой, менее километра в длину и метров триста в поперечнике, и, даже при обилии на нем достопримечательностей, подробно осмотреть его можно часа за два с половиной, однако, будучи привязанным к катеру, тратишь на него весь день.

Билет стоит 100 рублей в один конец. (А накануне в турбюро гостиницы меня чуть не развели на 1400 рублей за автобусную экскурсию…) Виды Волги весьма красивы. Точнее, Свияжск находится не совсем на Волги, а на слиянии рек Свияги и Щуки на месте ее впадения в Волгу. Как бы то ни было, по дороге проплываешь храм всех религий на окраине Казани, Макарьевскую пустынь в поселке Рудник и другие примечательности. В местах некоторых остановок и пристани нет. Омик просто зарывается носом в прибрежную гальку, и оттуда перекидываются на берег сходни для пассажиров. В Свияжске же прямо-таки солидный, недавно построенный речной вокзал.

Но нам интересна более древняя история. Иван Грозный, чтобы воевать Казань, решил построить крепость на острове, для чего срубил ее в Угличе из дерева и отправил вниз по Волге. (Привезенного конструктора хватило лишь на половину города, но это детали.) За месяц на острове вырос деревянный город, названный сначала в честь Ивана Грозного Ивангородом, а потом ставший Свияжском. Иван, как известно, Казань успешно завоевал, а Свияжск превратился в торгово-монастырский городок.

Первый храм, который встречает поднимающегося от речного вокзала путешественника, — Константино-Еленинская церковь XVI века. Если идти от нее по прямой дороге на другой конец острова, осматривая по пути разные интересные постройки, то попадешь к стенам Богородице-Успенского монастыря. В нем наиболее примечательны колокольня Никольской церкви и Успенский собор (оба XVI века, но такие новые, чистые, отреставрированные). В последнем сохранились старинные фрески, но на двери висел амбарный замок. Когда я узнала, что храм закрыт на реставрацию и попасть внутрь нельзя никаким образом, я второй раз за путешествие издала звук э-а-ы. От монастырских стен открывается красивый вид на реку. Оттуда же можно посмотреть на дамбу, недавно связавшую остров с большой землей.

Несколько в стороне другой монастырь — Иоанно-Предтеченский. Самый древний его храм — Сергиевский (XVI-XVII вв.), самый большой — Всех Скорбящих Радости (начало ХХ в.). В Свияжске были и другие храмы, но от них остались только руины.

Можно купить экскурсию по острову, но, честно, говоря, особого смысла в этом нет, и вовсе не потому, что экскурсоводы плохие. Просто туристов так много, а остров настолько маленький, что, осматривая какой-нибудь интересный объект, физически невозможно не прилипнуть к какой-нибудь экскурсии, а то и одновременно к трем. Еще и выбирать можно: кто-то из экскурсоводов лучше разбирается в истории, кто-то — в архитектуре, кто-то — в житиях святых.

В Свияжске есть также музей, но, когда я туда направилась, мне сообщили, что он закрыт до трех в связи с глобальным концом света на одном, отдельно взятом острове. На вопрос, дадут ли свет в три, мне философски ответили: «Всякое бывает…» Организм настоятельно подсказывал, что оставшиеся час с лишним имеет смысл потратить на обед в более-менее приличном заведении, но там обслужить меня отказались, и именно из-за отсутствия электричества. Хотя организованные группы сидели за столами впотьмах и вполне себе ели. Без света успешно готовили шашлык, по цене 250 рублей за 100 грамм, но, когда мне показали кусочек мяса, эквивалентный в их представлении 100 граммам, я решила, что пирожок ничуть не хуже.

Свет дали ровно в три. Напоминаю, что катер отходит в полпятого, а до него надо еще успеть дойти и купить билет, поэтому музей пришлось осматривать довольно бегло. Он небольшой, но тоже, как есественно-исторический в Казани, интерактивный. Есть, например, песочница с прикованными к ее бортам цепями кисточками, и можно поиграть в археолога. Меч я откопала довольно быстро, а больше ничего там, кажется, и не было. Или, когда подходишь к стенду, изображающему основание Свияжска, включается мотор и фанерный макет крепости начинает плыть по фанерным волнам.

А потом пришла группа, стала шуметь, толкаться, фоткаться, и мне пришлось убраться. Зато их не повели на выставки, которых там было две: фотографии В. Сычева и «Небесные покровители Свияжска» — очень хорошо сделанная, силуэты храмов острова, храмовые иконы, рассказы о святых или праздниках, которым они посвящены.

Вечером я вернулась в Казань. Это была знаменательная Ночь музеев, и во многих музеях города проходили разные праздничные программы. Если бы у меня был еще хотя бы день, я бы непременно в них поучаствовала, но завтра предстояло уже уезжать, и надо было экономить силы, поэтому музейную программу я отложила до утра.

День 7. Казань. День музеев

Начать я решила с художественного музея. Добралась до него не без приключений: села не та тот автобус, который нужен, а на тот, который был указан на сайте музея, и уехала куда-то вообще за город. Когда наконец добралась, на двери висела табличка: «18 мая музей закрыт по техническим причинам».

Подхожу к музею Баратынского — неподалеку от художественного. Дверь тоже заперта, хотя никаких табличек нет. Наконец мне открывает сотрудница: «А что, уже есть десять часов?» — «Да уже десять минут одиннадцатого». Тут звонит телефон, и она объясняет, что в одиннадцать состоится бесплатная экскурсия. «Ага, — говорю, — я услышала ценную для себя информацию и подойду через пятьдесят минут. А куда можно еще сходить за это время?» Она рекомендует мне два музея поблизости: Аксенова и Мусы Джалиля.

После некоторых колебаний выбираю последний. Он в соседнем квартале, небольшой, в бывшей коммуналке, где он жил. В одной из комнат документальная экспозиция, в другой показан быт типичной татарской семьи, к которой он и принадлежал, в третьей — собственно его комната. На экране компьютера можно почитать стихи из «Моабитских тетрадей»: хочешь — на русском, хочешь — на татарском. Вот простые такие стихи, а затягивают. Вспоминаю случайно услышанную беседу двух девушек: «Знаешь, как называется улица, на которой я живу, — Фучика! Ты представляешь — Фучика!» — «Ну, твоя-то еще ничего, а моя — вообще со смеху помереть можно — Мусы Джалиля!» (Что уж говорить о том, что мой компьютер этого имени знать не хочет и правит его непонятно на что.)

К одиннадцати подхожу к музею Боратынского, и начинается экскурсия. Внимательный читатель спросит, а почему я сначала написала фамилию через «а», а теперь через «о»? Дело в том, что фамилия писалась по-разному, в наших институтских учебниках по истории литературы и еще много где было через «а», а сотрудники музея считают, что более правильно второе написание. Музей находится во флигеле усадьбы Боратынского. Сама усадьба — небольшой деревянный дом — тоже принадлежит музею, там ведется реставрация, интерьеры более-менее восстановили, но экспозиции там пока нет.

Вот не узнала я имя сотрудницы музея, которая проводила нам экскурсию, а она так рассказывала! Про Боратынского, про Казань его времен, про всех его родственников, друзей, потомков. Эмоционально, в лицах, прямо мини-спектакли разыгрывала. Вся экспозиция-то — две небольшие комнаты, а рассказ ее длился два часа, да такой, что не встанешь и не уйдешь. Именно не встанешь, потому что нам было позволено сидеть на исторических стульях. Я по окончании экскурсии ушла, потому что у меня были дальнейшие планы, а многие гости остались расспрашивать ее о подробностях жизни поэта.

Следующим был Национальный музей Татарстана — аналог московского Исторического музея. Основная экспозиция в этот день была бесплатной, как и некоторые выставки (были, например, сокровища православной культуры, выставка, посвященная 1812 году, карты из путешествий турецкого адмирала Пири Рейса), но на другие предлагалось взять билет по супернизкой цене — 300 рублей (интересно, а сколько он тогда стоит в обычные дни?). Это были какие-то восковые фигуры, тропические животные и еще что-то — я решила, что мне не надо.

Основная экспозиция большая, подробная, интересная. Народу было много; к сожалению, некоторые пришли сюда на халяву от нечего делать и теперь хихикали, шумели, толкались, но другим было действительно интересно, в том числе и детям.

Осталось еще немного времени, и я решила посмотреть музей Васильева. Не могу сказать, что это мой самый любимый художник, но я интересуюсь его творчеством. У нас в турклубе был даже посвященный ему поход, после которого мы ходили в музей в Лианозове на очень интересную экскурсию. Здесь тоже была экскурсия, но у меня оставалось уже мало времени до поезда, поэтому большей частью я смотрела картины сама, изредка прислушиваясь к тому, о чем рассказывают в соседнем зале.

И вот наш поезд уходит в Москву. А «Жуков» тем временем, несомненно, достиг Нижнего, с тем чтобы завтра с утра отправиться в следующий рейс.

Фотографии из круиза
Вокзал Казани
Зооботанический сад
Кот казанский (тигр). Условия содержания животных
Оранжерея. Водные растения
Террариум с крокодил
Казанское метро. Ст. Площадь Тукая
Пешеходная ул. Баумана
Казанский университет. Здесь учился дедушка Ленин
Дом Ушковой. Национал
Кремль. Спасская башня
Кремль. Благовещенск
Кремль. Башня Сююмбике
Кремь. Мечеть Кул-Шариф
Вечер. Отход теплохода
Утро на Волге
Тольятти. Памятник Татищеву
Тольятти. Музей техники
Туман на Волге
Волжские берега
Хвалынск
Символ Хвалынска — яблоневые сады
Застройка Хвалынска
Вольерное хозяйство
Лось
Национальный парк. Хвалынская сирень
Заросли ландышей
Хвалынский парк в цвету
Художественный музей. Элементы интерьера
Здание художественного музея
Музей Петрова-Водкина
Вечерний концерт. Оригинальное трио - баян, флейта и саксофон
Ночь. Огни над Волгой
Самара. Иверский монастырь
Георгиевский собор
Ул. Куйбышева в Самаре
Темы самарского модерна
Самарский окружной суд. Здесь работал (недолго) дедушка Ленин
Самарская набережная
Волжские берега
Раифа
Кот казанский номер 1
Свияжск. Дом Медведева-Бровкина
Свияжск. Богородице-Успенский монастырь
44.Успенский собор
Река Свияга
Сергиевская церковь Иоанно-Предтеческого монастыря
Казань. Картинная галерея
Кот казанский номер 2

Комментарии:

4Анна, 21 августа 2014

Здравствуйте Анна!С каким удовольствием я прочитала Ваши рассказы о путешествиях в 2013-14 гг.Сами ходили в этом году на Теплоходе А. Суворов Нижний-Санкт-Петербург.Все очень понравилось!А перед этим прочитала Ваш рассказ о СП.Все точно!И метро,и лестница!И питание на теплоходе!И про Кижи с Вами полностью согласна-"Казнить,нельзя помиловать!"Но красота мест,где мы проплывали!Просто замечательно! Гуляли по Невскому туда-обратно!Еле "приползли" на вокзал.И в поезде духота!А лет в кошачьем измерении нам по боле!Без приключений не обошлось!Вместо Углича нас отвезли в Чебоксары,т.ч. поплавали на двух пароходах с пересадкой в Городце!Воды не было уже в мае!!! Еле дождались продаж на следующий  год и в июне 2015 года плывем НН-Тверь-НН.Это уже пятое наше путешествие!А как Вы?Еще раз огромное спасибо за Ваши рассказы.Хотелось бы прочитать и в 2015 году Ваш отчет о путешествии...

3Мария_1, 30 июня 2014

Анна, это только на "Жукове" так :-)))

На других теплоходах я обычно заканчивала есть и уходила из ресторана раньше других.

Надеюсь, к середине навигации работа ресторана на "Жукове" наладится. Они ведь старались, просто не всегда всё сразу получается. К концу нашего рейса официанты хотя бы улыбаться научились, а бейджиками обзавелись и того раньше :-).

2Анна, 26 июня 2014

Здравствуйте, Мария! Я, разумеется, не высматриваю, что у кого в тарелках, но видела, как однажды Вы довольно долго ждали свой  предельно простой заказ. Я еще удивилась: неужели капустный салат нести дольше, чем обед из четырех блюд?

1Мария_1, 25 июня 2014

Анна, спасибо за рассказ.

Девушка-сыроед - это я. А Вы откуда знаете?

Вконтакте FaceBook Instagram Одноклассники YouTube